Главная
Открытия португальцев

Ранней морской экспансии Португалии на юг способствовало ее географическое положение. Причинами же этой экспансии являются особенности ее исторического развития. Португалия завершила отвоевание страны у мавров, которые в VIII веке завоевали почти весь Пиренейский полуостров, на 250 лет раньше, чем соседняя Кастилия. В последней четверти XIV века Португалия отстояла свою независимость от Кастилии, а в XV веке эта страна стала сильной морской державой, и огромную роль в этом сыграл португалец “инфанте Энрико”, или, как его часто называют, принц Генрих Мореплаватель. Он родился в 1394 году и был третьим сыном короля Жуана I и кузеном английского короля Генриха V по материнской линии.

До Генриха навигация как наука стояла на довольно низком уровне. Принц придал ей серьезный характер. В 1438 году он выстроил в Сагреже нечто вроде обсерватории и школу навигации. Считают, что Генрих положил начало великим экспедициям, выдвинувших на некоторое время маленькую Португалию в ряды великих мировых держав. В 1460 году Генрих Мореплаватель умер. Основоположник навигационной науки в Португалии, инициатор систематических исследовательских экспедиций, мечтавший об открытии морского пути в Индию, этот человек сделал для исследования планеты не меньше, чем многие путешественники, хотя сам никогда не плавал. Интересно заметить, что в том же 1460 году родился Васко да Гама, который впоследствии смог осуществить мечту принца.

Португальцы строили небольшие суда, водоизмещением не более 200 тонн, но они были удобны для рыбной ловли и перевозки товаров. На их мачтах были косые (латинские) паруса; с такой оснасткой корабли лучше поддавались управлению и могли идти против ветра под более острым углом, чем другие европейские суда того времени.

В 1419 году два португальских дворянина — Жуан Гонсалиш Зарку и Триштан Ваш Тейшейра, — отправленные Генрихом к мысу Бохадор, были отброшены бурей далеко на запад. В результате они случайно пристали к необитаемому острову, сплошь покрытому лесом. Находка заинтересовала принца Генриха. На тот момент он уже знал, что в этой части океана в середине XIV века итальянские моряки достигали острова, названного ими Леньями (“Лес”).

В 1420 году Генрих снова отправил экспедицию на этот островок под руководством тех же дворян. Вскоре они обнаружили в 50 км к юго-западу от Португалии сравнительно большой остров и тоже необитаемый и покрытый густым лесом. Принц назвал его Мадейрой (в переводе с португальского — “лес”). Мадейра была отдана в распоряжение открывшим ее дворянам. Они зажгли лес в районе, выбранном для первого заселения, и огонь постепенно распространился по всему острову и истребил всю первобытную растительность. Взамен португальцы привезли на Мадейру виноградную лозу, скот, сахарный тростник и много заключенных в качестве поселенцев. Так началась португальская эксплуатация колоний.

Посланный принцем на поиски островов, показанных картографами XIV века к западу от Португалии, Гонсолу Велью Кабрал дважды плавал в этом направлении и между 1427 и 1432 годами нашел скалы Формигаш и остров Санта-Мария из группы Азорских. В 1444-1446 годах он обнаружил еще 6 островов этого же архипелага, а около 1453 года — Ковру и Флориш.

С 40 годов XV века благодаря исключительным климатическим и природным условиям архипелаг стал быстро заселяться португальскими колонистами, а переходы от Португалии к Азорским островам стали “школой дальнего плавания” для португальских моряков.

Крупным историко-географическим событием в последние годы жизни Генриха было случайное открытие венецианцем Альвизе да Кадамосто (на венецианском диалекте — Альвизе да Мосто) островов Зеленого мыса.

Кадамосто родился в Венеции примерно в 1426 году. Он не являлся профессиональным моряком, а был дворянином-торговцем и искателем приключений.

В 1454 году после того, как его отец был разорен судебным процессом, Альвизе вместе со своим младшим братом покинул Венецию, отправившись на поиски приключений. По пути их корабль был случайно задержан встречным ветром вблизи мыса Сен-Висенти, откуда было недалеко имение принца Генриха.

Познакомившись с принцем и узнав от него о богатствах африканских берегов, Кадамосто решил к ним отправиться, рассчитывая приобрести таким образом “почести и богатство”.

Во время плаваний в 1455 и 1456 годах Кадамосто плавал к реке Гамбия и южнее. Отброшенный штормом во время второго плавания от выбранного им пути следования, Кадамосто случайно открыл необитаемый остров Боавишта (16° с.ш.), с которого виднелись и другие острова: Сал, Маю, Сантьягу — всего архипелаг насчитывал 10 островов. Так были открыты острова Зеленого мыса. Кроме того, Кадамосто открыл и исследовал острова Бижагош и залив, у входа которого находятся эти острова.

Кадамосто, как тонкий наблюдатель, умеющий хорошо излагать свои мысли, систематически вел записи, которые дали очень ценный материал для изучения Западной Африки. Его отчет “Плавание к неведомым землям”, начиная с XVI века, многократно переиздавался и переводился, а его открытия закреплены на карте итальянского картографа Г.Бенинказы.

Кадамосто уехал из Португалии в 1463 году, спустя три года после смерти принца Генриха. Дом, где он родился, до сих пор стоит на Большом канале в Венеции. На доме есть доска с надписью, которая гласит: ”Здесь родился Альвизе да Када Мосто. Он открыл острова Зеленого Мыса. Он показал португальцам путь в Индию”.

Со смертью Генриха Мореплавателя у португальских монархов на некоторое время интерес к исследованиям значительно уменьшился, так как страна занималась другими делами: в ней происходили междоусобные войны. В 1472-1473 годах португальцы исследовали берега Гвинейского залива и открыли здесь несколько островов — Принсипи, Сан-Томе и Аннабон. Когда португальцы достигли крутого поворота за горой Камерун на юг, то эта находка отняла у них надежду достигнуть Индии, по крайней мере, в экваториальной полосе. Но продвижение на юг приостановилось по другой причине: Верхняя Гвинея — Берег Слоновой Кости, Золотой Берег и Невольничий Берег — открыли широкие возможности для скупки слоновой кости, добычи золота и охоты за рабами.

Только в 1481 году, после восшествия на престол короля Жуана II, африканское побережье снова увидело вереницы португальских судов и новую плеяду смелых и независимых моряков.

12 декабря 1481 года король Жуан II послал под начальством Диогу Азанбужи (или Д`Асамбужа) флотилию к Золотому берегу, чтобы основать там колонию. В этой экспедиции капитаном одной из каравелл был Диого Кан.

В июне 1482 года Диого Кан вышел из гавани Сан-Жоржа-да-Мина, обогнул мыс Лопес и, пройдя вдоль берега к юго-востоку примерно 700 км, заметил, что вода резко отличается по цвету от океанской и опреснена. В результате Кан правильно заключил, что он находится близ устья какой-то очень большой реки. Так было открыто устье реки Конго.

Кан высадился на берег у 6° ю.ш., где поставил первый “падран” — каменный столб с португальским гербом, с именами короля и мореплавателя и датой открытия. Затем Кан продолжил плавание на юг, поставив, по крайней мере, еще один падран на побережье Анголы у 13°30` ю.ш. Отсюда Диого Кан повернул обратно и в апреле 1484 года достиг берегов Португалии.

Во второе свое плавание (в начале 1485 года экспедиция вышла из Лиссабона) Диого Кан продвинулся на юг до 22° ю.ш. На мысе Кросс (21°30` ю.ш.), то есть уже на берегу Юго-Западной Африки, был поставлен третий падран. Таким образом, Кан открыл неизвестный ранее западный берег Африки к югу от экватора на протяжении двадцати градусов широты. Дальнейшая судьба Кана не выяснена. По одной версии, он умер на юго-западе Африки, по другой — в 1486 году вернулся в Португалию.

Плавание Диого Кана подтолкнуло к решительным действиям таких известных мореплавателей, как Бартоломеу Диаша и Васко да Гаму, который своими подвигами увенчали, наконец, дело принца Генриха Мореплавателя.

Бартоломеу Диаш - был преимущественно моряком. О его жизни нам известно очень мало, зато точно знаем, что он был гением мореходного дела.

Диаш, как и Кан, в экспедиции 1481 года командовал одним из судов, отправленных к Золотому Берегу под общим начальством Диого Азанбужи.

В августе 1487 года  Бартоломеу Диаш снова отправился вдоль берегов Африки во главе экспедиции из двух судов. Доказательств того, что целью экспедиции Диаша было достижение Индии, нет. Вероятнее всего, задачей была дальняя разведка, результаты которой были сомнительны для главных действующих лиц.

Из Лиссабона Диаш шел обычной трассой, которой плавали все португальцы, до Мины, а от нее — путем Кана до 22° ю.ш. Свой первый падран, часть которого уцелела до сих пор, Диаш установил близ 26°30` ю.ш. Оттуда он пошел на юг вдоль берега, который все время слегка уклонялся к востоку. У 33° ю.ш. берег круто повернул на запад. В это же время поднялся сильный ветер, перешедший вскоре в шторм, и Диаш приказал двигаться в открытое море с целью обойти преобладающие южные ветры, мешавшие продвижению.

Через 13 дней, когда буря успокоилась, Диаш изменил курс на восточный. В этом направлении он плыл несколько дней, но берега обнаружить не удалось, и Диаш предположил, что обогнул южную оконечность Африки. Чтобы убедиться в этом, он повернул корабли к северу. Через несколько дней вдали показался берег, который тянулся с запада на восток. Диаш двинулся вдоль берега прямо на восток. За мысом Ресифе у 26° в.д. он достиг бухты Алгоа. Здесь берег стал плавно поворачивать на северо-восток, и Диаш правильно решил, что его корабли обогнули все южное побережье Африки и находятся в Индийском океане. Таким образом, морской пути в Индию вокруг Африки был найден.

Измученный экипаж уже потерял надежду преодолеть трудности, которым, казалось, не будет конца, и потребовал, чтобы корабли повернули назад. Диаш уговаривал своих матросов, угрожал, соблазнял богатствами Индии, — ничего не помогало. С горьким чувством он отдал приказ двинуться в обратный путь. Позже он писал, что чувство было таким, как будто “он покинул там навсегда сына”.

На обратном пути Диаш обогнул мыс, названный им в честь святого Брандана, но вскоре его переименовали на мыс Игольный (Агульяш, что в переводе с португальского означает “игла”; близ этого мыса в море наблюдалась магнитная аномалия, то есть стрелка компаса не имела склонения). При этом Диаш не подозревал, что это самая южная точка Африки.

Мыс Доброй Надежды показался 6 июня 1488 года. А в Португалию экспедиция вернулась в декабре 1488 года.

Таким образом, Диаш продвинулся почти на 13° южнее, чем Диогу Кан, и открыл путь в Индийский океан вокруг Африки, а, следовательно, и возможность морского пути в Индию.

 
« Пред.   След. »

Узнайте ответ на вопрос....

Что такое „ледяное небо"?
Белое или желтоватое сияние на небе, вызванное отражением льда на нижней границе низкой облачности, называют "ледяным небом". Оно часто служит первым признаком того, что впереди находится лед.
 



  • А знаете ли Вы, что...?

    Самая крупная в мире рыба - это китовая акула (Rhincodon typus), питающаяся планктоном и распространенная в южных частях Атлантического, Тихого и Индийского океанов. Самый крупный экземпляр, согласно точным измерениям, проведенным учеными, имел 12,65 м в длину, 7 м в обхвате самой толстой части тела и вес 15-21 т. Эта акула была поймана около о. Баба, вблизи Карачи, Пакистан, 11 ноября 1949 г.
     
    Страница сгенерирована за 0.142269 секунд