Главная
Открытия греков и римлян

В VIII веке до нашей эры греческие колонии в западной части Средиземного моря — в Сицилии, Италии и Южной Франции — вели успешную борьбу с финикийскими городами и, прежде всего, с Карфагеном. Между сицилийскими греками и Карфагеном шли войны; греческие торговцы и моряки повсюду вытесняли финикийских и карфагенских.

Для греков очень важно было пробраться за тщательно охранявшийся карфагенянами Гибралтарский пролив на атлантическое побережье Европы и в Северное море, откуда привозили янтарь, олово и дорогие меха.

Эту задачу удалось выполнить Пифею. Он был внимательным наблюдателем и для своего времени хорошим астрономом. Он открыл, что Полярная звезда находится не точно в полюсе мира; высчитал с точностью до нескольких минут географическую широту Марселя; наблюдал у берегов Северной Европы и впоследствии описал северные приливы.

Покинув город Кадис в Испании, Пифей поплыл вдоль берегов Пиренейского полуострова до мыса Ортегаль у южной части Бискайского залива, затем, пройдя заливом, обследовал берега Бретани. После этого он пересек Ла-Манш в направлении к Ландс-Энду в Корнуолле. Оттуда он совершил плавание вокруг Британии и через Ла-Манш вернулся в Ландс-Энд.

Пифей описал Британию в виде треугольного острова и приблизительно подсчитал размеры каждой стороны треугольника. При этом он значительно преувеличил размеры острова, но определил правильные пропорции.

Пифей не удовольствовался плаванием вокруг Британии. Он вторично пересек Ла-Манш и направился на северо-восток вдоль берега Европы. Он побывал на Эльбе, и, может быть, доходил до Дона. Возвращался Пифей вдоль европейского берега через Средиземное море.

В одном месте описания своих плаваний Пифей уверяет, что во время бури видел волны высотой до 27 метров. Многим это казалось баснословным, и они считали такое утверждение Пифея ложью. Но некоторые ученые думают, что Пифей был свидетелем бури в проливе Пентленд-Ферс, у северной оконечности Шотландии. Здесь, когда шторм совпадает с приливом, образуются волны высотой до 18 метров, а столбы брызг поднимаются еще выше.

Сведения Пифея об атлантических берегах Западной Европы и островах в океане использовал древнегреческий географ, картограф и математик Эратосфен Киренский при составлении карты Ойкумены, которая до нас не дошла. Кроме Эратосфена Пифею доверяли и другие древние ученые, пока Британия не стала хорошо известна римлянам. Но после первых походов римлян (I век до нашей эры) Пифея справедливо уличили в сильных преувеличениях и потому отвергли и то истинное, что он сообщал.

На северо-восток греки двинулись не позднее VIII века до нашей эры. Колонизация шла морем через черноморские проливы Геллеспонт, Пропонтиду и Босфор, которыми они выходили в Понт. Они обследовали 3400 км береговой линии Черного моря, в общих чертах установили его конфигурацию, со стороны моря проследили Большой Кавказ от Колхидской низменности до его северной оконечности и в III веке до нашей эры составили первую карту Понта.

Позднее древние греки обошли северный и западный берега Азовского моря до Арабатского залива включительно, а также узнали, что Арабатской Стрелкой лежит Гнилое море — Сиваш.

Все исследования и открытия греков были нанесены Гекатом на его карту и описаны им в не дошедшем до нас оригинале.

Совокупность накопившихся материалов по различным отраслям наук дала возможность появиться ученому — Геродоту, впервые их обработавшему и создавшему картину сведений, которой владели греки того времени. Кроме того, Геродот и сам много путешествовал. Он обошел все западные берега Черного моря от устья Днестра до Босфора и большую часть побережья Балканского полуострова, кроме Адриатического. Исследовал и дал характеристику проливам Босфор и Геллеспонт, а также Мраморному морю. Он объехал северное и западное побережье Эгейского моря, обогнул полуостров Халкидики, побывал в заливах Сингитикос, Касандра и Термаикос, обошел три залива Пелопоннеса — Арголикос, Лаконикос и Месиниакос.

Собственный опыт Геродота и все, им собранное от других, позволило ему высказать убеждение в единстве Индийского и Атлантического океанов. Он уже упоминает о правильных периодических колебаниях уровня в Персидском заливе, то есть о приливах, незаметных на берегах Средиземного моря.

Примерно в это же время появился еще один еще более знаменитый ученый — Аристотель, труды которого оказали глубокое влияние на движение науки на многие сотни лет после него. Аристотель в своих книгах собрал все тогда известное по всяким отраслям науки и по географии в том числе. В его труде “Метеорология” имеется глава, посвященная океану. В ней говорится о распределении суши и воды и высказывается мысль, что умеренный пояс образует неразрывное кольцо, и таким образом берега Испании и Индии разделены только океаном. Кстати, эта мысль просуществовала до Колумба и легла в основание его плана открытия морского пути в Индию. Аристотель также признает, что океан, омывающий сушу, един и указывает, что название Атлантический и Эритрейский (Индийский) принадлежат только его различным частям.

Говоря о морях, соединенных со Средиземным морем, Аристотель указывает их глубины, при этом отмечает, что Азовское море мельче Черного, Эгейское глубже Черного моря и так далее по мере удаления к западу.

Кроме того, Аристотель сообщает о существовании течений в проливах Керченский, Босфор и Дарданелла.

Современником Аристотеля был Александр Македонский. В своих трудах Аристотель использовал массу новых и обстоятельных сведений, собранных при походах этого завоевателя и государственного человека древности.

С именем Македонского и его соратников связано, по крайней мере, три относительно крупных географических достижений: ознакомление с Приаральем, исследование Персидского залива и Красного моря.

В 329 году до нашей эры для ознакомления с природой приаральских земель и их населением Александр направил своего приближенного Берду, который прошел вдоль восточного берега Аральского моря и довольно точно определил расстояние между устьями Амударьи и Сырдарьи.

В 325 году до нашей эры Александр, находясь со своей армией на реке Инд, приказал еще одному своему спутнику Неарху открыть морской путь от этой реки к Ефрату.

Неарх отплыл в сентябре. Когда он проходил гавань Карачи, муссон начал менять свое направление, и ему пришлось 24 дня дожидаться попутного ветра. Через 5 дней после возобновления плавания разыгралась буря, во время которой 3 корабля погибли (всего было 150 кораблей и около 5 тысяч человек). На протяжении всего плавания экспедиция почти все время голодала.

Медленно продвигаясь вдоль берега, греки в начале ноября достигли мыса Джадди (65° 30’ в.д.). Вскоре греки вошли в Ормузский пролив и в отдалении увидели полуостров Мусандам, часть Аравии.

После того как Неарх встретился с Александром и доложил ему о благополучном прибытии в Персидский залив, он получил приказ продолжать плавание.

В начале декабря Неарх обошел с юга остров Кешм и проследовал мимо ряда островков близ северного берега залива до устья реки Ефрат, которого он достиг в конце января 324 года до нашей эры. Флот вошел в Паситигр и, поднявшись до Суз, соединился там с армией Александра.

Экспедиция Неарха длилась около шесть месяцев.

Во время пребывания в Индии Неарх первый из европейцев услышал о существовании китайцев, или серов, как их тогда называли.

Планируя захват Аравии, Александр решил исследовать ее берега. Это успешно сделали два его капитана — Андросфен  и Гиерон, которые обследовали большую часть восточного побережья Аравии. Из Суэцкого залива навстречу Андросфену и Гиерону по приказу Александра направились несколько судов, команда которых осмотрела западное побережье Аравии от залива Акаба до Баб-эль-Мандебского пролива.

В результате этих плаваний у греков сложилось верное представление об Аравии как об огромном полуострове.

Особый интерес представляют труды еще одного греческого ученого — Страбона. Он был убежден в единстве Мирового океана и при этом отмечает, что есть части океана, которые еще ни кем не посещались.

Относительно морского дна у Страбона менее правильные представления, чем о суше, так как он судил о нем только по примеру того, что видел на суше. Он допускал существование горных цепей и долин на морском дне. Признавал, что все моря и океан имеют одинаковый уровень, причем его поверхность совпадает со сферической, которая имеет свой центр в центре земли. Он первый высказал мысль, что развитие береговой линии по отношению к внутренней площади страны должно быть важно для умственного развития населения и его торговых отношений, так как море — главный путь для отношений людей между собой.

Страбон допускал существование других, неизвестных материков и народов, их населяющих.

Таким образом, взгляды Страбона отличались широтой и верностью и за ними следует признать первенство во многих отношениях.

В I веке до нашей эры александрийский мореплаватель Гиппал открыл существование муссонов и способ ими пользоваться для плавания в Индию и обратно, чем облегчил и ускорил отношения европейцев с востоком.

Выдающемуся римскому ученому Сенеке принадлежит одна из космогонических гипотез, согласно которой мир произошел из хаоса, где воды постепенно отделились от суши. Он считал, что океан существует от начала времени и что его воды - это источник всех вод суши.

Сенека правильно считал испарение источником текущих вод. Последние, по его мнению, разрушают материки своим механическим действием, а также химически выщелачивают породы, которыми сложена земная кора, при этом даже самые твердые породы не могли сопротивляться такому действию на них воды.

Он обратил внимание на разрушение берегов, производимое прибоем, и на отложение получившегося таким путем материала у берегов и перенос его течениями и приливами.

Поверхность морей и океанов, по мнению Сенеки, сферична и уровень их постоянен, так как испарение равно количеству воды, вливаемой в океан реками и дождями. Отсюда он заключил, что соленость океана и морей должна быть тоже постоянна.

Во II века нашей эры александрийский географ древнего периода — Клавдий Птолемей — очень много сделал для собирания всего имеющегося тогда в науке. Он построил первую настоящую карту в конической проекции и дал описание сведений, собранных им для составления атласа. Но при этом сделал грубую ошибку, представив на своих картах Индийский океан в виде замкнутого моря, отделенного от Атлантического океана. На его картах берег Южной Африки, начиная примерно с 20° ю.ш., заворачивает на восток, охватывает с юга Индийский океан и соединяется с берегами Китая.

Птолемеем заканчивается древний период истории развития географических наук. В течение всего этого времени господствовало два взгляда:

    известная тогда суша — это остров, окруженный единым океаном; суша охватывает океаны и разделяет их на отдельные обособленные моря.

Последний взгляд, принадлежавший Птолемею и подкрепленный составленными им атласом и таблицами географических положений мест, приобрел широкое распространение и удержался в науке до XV столетия.

 
« Пред.   След. »

Узнайте ответ на вопрос....

Кто изобрел хронометр?
В 1707 г. в Британском Военно-морском флоте произошла крупная катастрофа с многочисленными жертвами, причиной которой была ошибка в определении места судна. В связи с этим Британский парламент объявил премию размером от 10 до 20 тыс. фунтов стерлингов тому, кто найдет способ точного определения долготы в море. Первый приемлемый хронометр был создан в 1753 г. Джоном Харрисоном, сыном плотника. Его первый хронометр давал ошибку в 3° долготы (эта модель до сих пор работает в Национальном морском музее в Гринвиче). Харрисон внес ряд усовершенствований, и в 1761 г. четвертая модель его хронометра была испытана в двухмесячном рейсе к Ямайке. Ошибка в определении времени составила всего 9 сек., что соответствует менее чем 2 минутам долготы. Однако Харрисон получил лишь четверть обещанного приза, и хронометр был подвергнут еще одному испытанию. Одним из хронометров четвертой модификации пользовался капитан Кук во втором своем плавании, и этот хронометр оказал ему неоценимую помощь.
 



  • А знаете ли Вы, что...?

    Анабас, или рыба-ползун, обитающая в Южной Азии, -единственная рыба, выходящая на сушу и даже влезающая на деревья. Она гуляет по земле в поисках более подходящего места обитания. Жабры анабаса приспособлены к поглощению кислород а из влажного атмосферного воздуха.
     
    Страница сгенерирована за 0.130823 секунд